Kalendārs

После истории с Krajbanka в Латвии могут появиться новые миллионеры (Деловые Вести, 05.12.2011.)

Foto: Valda Kalniņa / AFI

“Все, что происходило вокруг ситуации с Krājbanka, не поддается логическому объяснению. Речь идет о крупномасштабном рейдерстве со стороны лиц, близких к государственным структурам, имен которых мы никогда не узнаем, — такое мнение высказал в интервью “ДВ” мэр Вентспилса Айвар Лемберг. — Я не хочу выступать адвокатом Антонова, но человек, будучи в здравом уме, просто не будет грабить свой собственный банк и рисковать своей жизнью”.

Кто греет руки на Krājbanka

— После двухнедельной истории вокруг проблем и банкротства Krājbanka у вас остались вопросы по этому делу?

— Вопросов масса, но кто ж даст на них ответ? У меня подход простой: если в действиях есть логика, тогда и мне все понятно. Если логики нет, значит, я чего–то не знаю. Что касается банка “Снорас”, то по этому вопросу я мало информирован. Но что касается Krājbanka, то тут был очевидный ответ на вопрос, что надо делать латвийскому правительству две недели назад. Логично было бы, если бы они провели экстренную национализацию Krājbanka, и неважно, что банк после истории со “Снорасом” уже принадлежал литовскому правительству.

— Не надо было даже консультироваться по этому вопросу, ведь премьер Валдис Домбровскис все же собирался ехать в Литву?

— Не надо было никуда ехать, надо было срочно обрубать все концы и все взаимосвязи со “Снорасом” и литовским правительством. После этого тому же премьеру надо было выступить по национальному телевидению и в газетах, клятвенно заверив людей, что их вклады не пострадают, поскольку они находятся в государственном банке. Потом надо было провести дополнительную эмиссию акций, чтобы повысить стабильность банка. Если бы правительство так поступило, то никакого ажиотажа не возникло или он был бы минимальный. В результате Krājbanka был бы сохранен, вкладчики не потеряли бы свои деньги, а люди — работу.

— Но у правительства был основной аргумент против спасения Krājbanka — воровство денег акционерами. Вы считаете, что это не меняет ситуацию?

— (Эмоционально.) Я не верю, что акционеры своровали из Krājbanka 100 миллионов латов! Я допускаю, что эти средства могли быть заложены, но это же не воровство. Кто может поручиться за то, что эти деньги спустя какое–то время не вернулись бы в банк? У меня другое мнение о причинах того, почему правительство не стало спасать Krājbanka. Уверен, что в Латвии есть люди, которые прямо или косвенно хотели контролировать активы Krājbanka. Если бы правительство стало спасать банк, то эти люди не могли бы добраться до активов банка. И совсем другое дело, когда банк пускают на ликвидацию. Тогда на этом деле под шумок и очень дешево можно заработать неплохие деньги. Погреть руки, по–русски говоря…

Как получить авиакомпанию и завод

— Вы намекаете на авиакомпанию airBaltic, которую государство уже выкупило у Krajbanka за 220 тысяч латов, хотя доля частного акционера измеряется в миллионах?

— Да. Но не только. Krājbanka финансировал нашу “Вагонку” (следует пояснить, что речь идет об информации портала Pietiek.com, по данным которого еще в 2009 году кипрская компания Mysea Enterprises Limited купила 67% акций Рижского вагоностроительного завода. В свою очередь, за этой кипрской компанией, пишет портал, стоит бывший владелец банка “Снорас” и “Сбербанка” Владимир Антонов. В мае этого года имущество Рижского вагоностроительного завода было полностью заложено в Latvijas Krājbanka. — Прим. авт.).

Эта история вообще подозрительная, и я скептически смотрел на процесс закупки всех этих вагонов. (Напомним: испанская компания Construcciones y Auxiliar de Ferrocarriles, S.A. совместно с Рижским вагоностроительным заводом победила в конкурсе Pasažieru vilciens за строительство и обслуживание новых поездов. Цена вопроса — 610,76 млн. евро. Однако конкурс был оспорен проигравшим в конкурсе швейцарским предприятием Stadler. Суд по этому вопросу состоится в конце декабря. — Прим. авт.) Государству перед этим вообще следовало для себя решить, сохраняет оно за собой функции перевозчика по территории Латвии либо же отказывается от него в пользу коммерческих структур.

Казалось бы, все просто: если вы решили, что поезда вам нужны, если Еврокомиссия дает добро на эту сделку, а также выделяет средства, то в чем причина? А причина проста: проигравшая сторона нашла способ, как воткнуть палки в колеса. Теперь, когда правительство вообще рассматривает вопрос — а не отменить ли результаты конкурса? — возникает вопрос: на чьей стороне оно играет?

— Зачем правительству это надо?

— (Воодушевленно.) Вот! Это самый главный вопрос. И гадать тут долго нечего — за всем этим торчат уши проигравшей стороны, которая еще себя проявит.

Рейдеры в госструктурах

— Если возвратиться к истории Krājbanka, то версий того, кому это выгодно, множество, включая обвинения в адрес скандинавских банков…

— Глупости все это. Krājbanka — это же мелочь для скандинавских банков, которая вообще не влияет на их работу. Они тут хорошо сидят. Для них идти на такие грубые действия ради ничтожной доли рынка и при этом рисковать своей репутацией… Просто в такое не верю! И потом я уверен, что гибель Krājbanka — это борьба не за долю рынка, а за активы банка. Там ведь есть неплохая недвижимость. Кто–то просто решил на всех этих активах здорово заработать. Вот тут появляется та логика, которую я раньше не мог найти в действиях правительства. Ведь в точки зрения государственных интересов ликвидировать банк нет никакого смысла, плохо будет всем — и бюджету, и простому пенсионеру.

— Вы утверждаете, что речь идет об обычном рейдерстве?

— Не об обычном, а рейдерстве в государственных масштабах. В Латвии скоро появятся либо новые миллионеры, либо нынешние станут гораздо богаче. Это же классика капитализма.

— Вы знаете этих людей, которые на уровне государства занимаются рейдерством? Вряд ли вы будете говорить о том, что рейдерство может быть частью государственной политики.

— Конечно, государство в целом тут ни при чем. Речь о конкретных людях, которые имеют доступ к управлению государством. И премьер их знает и их выбирает. Именно поэтому он играет первую роль в этой истории. Что касается конкретных людей, то я сейчас не назову вам их имен — Янис это или Ваня… Все же для таких обвинений должны быть веские доказательства.

— Та комиссия, которая сформирована в сейме по инициативе Партии зеленых и крестьян и “Центра согласия”, сможет разобраться?

— Ничего они не добьются. Депутаты не имеют ни профессиональных навыков, ни времени, ни финансовых ресурсов, чтобы провести качественный анализ тех событий. Это нереально. Денег для таких проверок не предусмотрено. А в том, что на дело Krājbanka наложат кучу секретных грифов, я даже не сомневаюсь. Те люди, которые организовали это рейдерство, находятся у власти. Они будут очень жестко контролировать весь этот процесс, направлять его в нужное русло и пресекать всякие попытки докопаться до правды.
“Антонов не похож на вора”

— У вас к надзору за банками нет вопросов?

— Это же четвертый кризис за всю историю независимости Латвии. И что мы видим? Банковские кризисы приходят и уходят, а выводов после них так и не сделано. Взять хотя бы историю с “Парексом” в 2008 году. Ну кто может всерьез обвинять акционеров банка Каргина и Красовицкого в том, что они сами угробили свой банк?

— В пятницу суд решил взыскать с них около 100 млн. латов убытков, которые якобы возникли из–за злоумышленных действий акционеров…

— Я не верю, что они довели свой банк, которым занимались много лет, до банкротства. Этот банк готовился к продаже, так зачем им надо было что–то красть в своем банке? Владимир Антонов же тоже не враг себе.

— А вы его хорошо знаете?

— Я встречался с ним, мы обсуждали возможные инвестиционные проекты в Вентспилсе. Он интересовался транзитом. На меня он произвел хорошее впечатление. Он же небедный человек, зачем ему что–то воровать? Сколько вообще обычному человеку надо для жизни? Да немного! Вот я, например, сегодня на себя не потратил ни одного сантима и даже не обедал (вечер пятницы. — Прим. авт.)… То есть вполне можно обходиться минимумом… (Смеется.)

— Стоит ли ожидать в деле Krājbanka какого–то резонанса в ближайшее время?

— Те, кто провернул это рейдерство, должны будут в ближайшее время тщательно заметать следы. Они будут направлять все стрелы в другую сторону. И громче всех кричать: “Держите вора!” Но тот, кто громче всех кричит, чаще всего сам оказывается вором. Поэтому можно посмотреть, кто чаще всего будет кричать: “Антонов! Антонов!” Тот, по всей вероятности, и есть заинтересованная сторона. Конечно, я не адвокат Антонова, поэтому мои слова не надо воспринимать как абсолютную правду. Я говорю это только с точки зрения здравого смысла и логики.

Avots: “Деловые Вести”, № 48.

Publicēts lapā: 5.12.2011