Kalendārs

Айвар Лемберг: “Главное — вернуть доверие людей” (Chas, 29.01.2009)

Foto: AFI

Foto: AFI

Мэр города Вентспилса остается одним из самых уважаемых политиков в стране. Если Сейму, по последним данным, доверяет лишь 10 процентов населения Латвии, то Вентспилсскому самоуправлению — намного больше. Что думает Айвар Лемберг о ситуации в стране? Может, хоть у него есть рецепты спасения экономики? — поинтересовался “Час”.

 

Ксения Загоровская
Ценить руководителей
— В последнее время все чаще говорят о том, что Латвии нужно принципиально новое правительство — профессионалов, не связанных с политикой. Может, и вправду в нем спасение? 
— Министр всегда политик. Потому что развитие любой отрасли, самоуправления — это политика. Так что выражение “неполитическое правительство” бессмысленно. Что касается профессиональных министров, то каждый понимает это понятие по-своему. Должно ли у них быть специальное образование? Как измерить результаты их работы? Ну нет у нас школы, где готовят министров! 

В кризисное время решения надо принимать быстро, но недаром говорят, что быстро только блох ловят. Потому так важна компетентность, умение принимать решения, организовать их выполнение и добиться цели. Те, кто смогут с этим справиться, и есть профессионалы. 

— А есть у нас такие люди? 

— Есть. Но при рыночной экономике они работают на себя, занимаясь бизнесом. Какой им смысл идти во власть? Поработаешь пару лет на зарплату 2000 латов, зато грязью обольют с головы до ног. 

Прошу понять меня правильно: критика, даже несправедливая, в демократическом обществе — дело нормальное. Пресса и должна искать недостатки. Но плохо, когда на тебя наступают официальные власти, нарушая законы. 

В Латвии у прокурора больше прав, чем в Британии у английской королевы или в России у Путина. Если он считает, что вы преступник, то предъявляет вам обвинение и вы в таком положении можете оставаться всю жизнь. В нормальных цивилизованных странах у обвинения есть срок, в течение которого человека или осуждают, или оправдывают. 

За парковку автомобиля в неположенном месте водителю выпишут штраф, равно, как и пассажиру за безбилетный проезд, а за нарушение прав человека должностное лицо не понесет никакой ответственности. 

Мое дело и было затеяно, чтобы не допустить меня в премьеры. За 10 месяцев до выборов в Сейм вытащили абсурдное дело Гринбергса. За две недели до подачи списков предъявили обвинение. А в июле 2006 года и предъявили обвинение в более тяжких преступлениях — взятках и прочем. Потом последовало обвинение в несвовременной подаче декларации о доходах. Суд сначала его отклонил, пояснив, что были нарушены права человека во время предварительного следствия, а затем и вовсе прекратил. 

Новые или те же? 

— Президент Затлерс недавно заявил, что в правительство должны прийти новые лица… 

— Конечно, новые лица во власти — это выход. Хотя бы потому, что у них на первых порах будет выше кредит доверия. Но зато им понадобится время для того, чтобы войти в курс дела. А времени мало. 

Так что для сегодняшней Латвии верна такая аналогия: если лошадь тянет и если вы не можете заменить ее более сильной или хотя бы такой же, то оставьте ее в покое. 

— Может, пора звать на помощь иностранцев? 

— У нас уже был министр благосостояния из Австралии Янис Ритенис, Улдис Грава рулил телевидением. Полный ноль! 

Главная проблема господина Годманиса в том, что он строит свою деятельность так, как допустимо только в индивидуальных видах спорта. Но и то не полной мере. Потому что спортсмен все равно не один, у него есть тренер, массажист, врач. 

Задача премьера — организовать работу правительства, а поскольку у нас парламентская республика, то это значит, организовать работу коалиции. А коалиция у нас не работает. Министры часто не участвуют в подготовке и принятии решений. Их просто ставят о них в известность. Так было и с займом у МВФ, и со спасением банка Parex. 

Хотя есть вещи, на которые правительство повлиять не может. В Латвии это уже третий за последние 15 лет финансовый кризис — вспомним 1995 и 1998 годы. И правительство Латвии неизменно отвечает за его последствия, хотя не имеет ни малейшего влияния на Банк Латвии. По нашим законам, Сейм, который назначает президента Банка Латвии, не имеет права вызвать его на ковер. 

— Все кругом говорят о том, что нужно экономить. И почти никто — как зарабатывать. 

— Срок освоения евроденег, выделенных нам при вступлении в Евросоюз заканчивается в конце этого года. Ясно, что средства освоены не будут. Следующий этап освоения евроденег — 2007-2012. И тут уже время прошло, а почти ничего не сделано. 

Парадокс: нам дают подарок, а мы от него отказываемся! Латвия берет заем под проценты в то же время не может использовать деньги, которые не нужно возвращать. 

— А почему так происходит? 

— От неумения. Элементарное неумение что-либо организовать. У нас считается, что иметь талант — это петь, танцевать, быть актером, кататься на коньках или дрессировать слонов. Но ведь, чтобы руководить, нужен не меньший талант и встречается он не чаще, чем талант композитора. Те, кто нами руководят, этим талантом не обладают. Вообще у нас в стране не ценится талант организатора, потому у нас такие плохие результаты. 

Но дело даже не в этом. Сейчас работу правительства положительно оценивают только 10 процентов населения, что значит, 90 почти процентов оценивают негативно. При таком давлении, конечно, работать трудно, потому что даже самые правильные решения встречаются с подозрением. 

Сегодня власти прежде всего необходимо восстановить доверие народа. Если через год правительству будут доверять уже 20 процентов, значит, наметилась положительная тенденция. Эта тенденция к улучшению и есть самое главное, хотя, понятно, что экономику так быстро не восстановить. Но если наметятся позитивные изменения, доверие вернется и дальше уже будет легче. 

Народ обмануть нельзя. Он все видит, все понимает. Если люди кого-то плохо оценивает, значит, для этого есть основания — надо лучше работать и лучше рассказывать о своей работе. 

Помнить о своих интересах 

— Предприниматели жалуются, что у нас неблагоприятная для бизнеса среда… 

— Я не согласен с тем, что надо помогать предпринимателям. Помогать надо сиротам, инвалидам, старикам. 

Наша болезнь пришла из США, и оттуда же придет выздоровление. Потом встанет на ноги Западная Европа и очередь дойдет до нас. Вопрос только в том, какие потери мы при этом понесем. 

Но понимая все эти объективные обстоятельства, мы не имеем права сидеть сложа руки. А должны шевелиться, чтобы смягчить влияние кризиса и создать предпосылки для того, чтобы в момент начала восстановления мировой экономики должны включиться в нее наиболее выгодных условиях. 

У нас есть возможность получить евроденьги и заем. Этого достаточно, ведь у нас экономика небольшая. Важно их правильно использовать. 

Если банки, как сейчас, не выдают кредиты, это значит, что кровообращение в экономике застопорилось, нет развития. Недавно Вентспилсский свободный порт проводил конкурс на получение кредита на строительство, но ни один (!) банк не отозвался. Так что важно восстановить нормальное кровообращение. 

— Но во всех странах налоги снижают, а у нас увеличивают… 

— Да, многое делается неправильно. Налоги в таких условиях повышать нельзя, кроме акциза, в первую очередь на топливо. Для этого сейчас благоприятные условия, поскольку мировые цены упали. 

Но правительство часто руководствуется не экономическими, а арифметическими подходами. Взять хотя бы намерение отказаться от обещанной индексации пенсий. Но ведь пенсионер — тот же потребитель. Он покупает продукты, платит за коммунальные услуги, за жилье и в итоге выплаченные ему деньги очень быстро оборачиваются, возвращаясь в бюджет. 

А всего для индексации пенсий нужно 7 миллионов латов. Это немного даже для нашего сегодняшнего бюджета. Если бы нужно было 70, то было бы о чем говорить. 

И на этом фоне ведомство Демаковой заключает контракт на проектирование концертного зала в Риге почти на такую же сумму. Это укрепляет людей в их подозрениях, о том, что деньги вообще-то есть, но не для них. 

А сейчас еще налог на капитал, на дивиденды хотят ввести! Эти льготы для бизнесменов — наше преимущество, которое надо использовать, привлекая капитал из других стран. 

— Но ведь нам приходится выполнять рекомендации МВФ, иначе денег не дадут… 

— Надо понимать, что это советы конкурентов. Нам надо, чтобы бизнесмены бросали свои производства в Германии, Франции и приходили к нам, а их задача — чтобы наши люди ехали к ним на работу. И ведь уезжают самые предприимчивые и энергичные, а остаются немногочисленные энтузиасты и и те, кому не хочется ничего менять. 

Латвия остается в сфере интересов спецслужб и Востока, и Запада. И в нынешней сложной ситуации находится немало желающих укрепить свое политическое влияние в преддверии выборов путем создания управляемого хаоса в колониях. Потому что в таком состоянии ими легче управлять. Хаос выносит наверх тех людей, которые при обычных условиях не имели бы никаких шансов прийти к власти. Возможно, они заинтересованы в том, чтобы заменить, например, премьера. 

И если они увидят, что события развиваются не в том направлении, которое им нужно, то провокации, подобные тем, что были устроены спецслужбами 13 января в Старой Риге, могут повториться. 

Вообще происходящее напоминает 1934-й год. Тогда тоже был кризис либерально-экономических взглядов, основанных на том, что государство не должно вмешиваться в экономику. Но закон рыночной экономики остается — во всех сферах происходит естественный отбор — слабые разоряются, сильные выживают. Выйдя из одного кризиса, нужно сразу начинать готовиться к следующему. 

Правда, мир поменялся и захват власти путем разгона парламента не будет встречен аплодисментами Европы. Впрочем, и Улманиса сейчас у нас нет… _________________________ 

Совет 

Как выжить в условиях кризиса? 

— Надо быть разумным, сохранять спокойствие и не впадать в панику.  Если ты здоров, это уже колоссальное счастье. 

Нужно искать возможности для приработка — пусть даже не по специальности, пусть непрестижного. А с другой стороны, здраво отдавать себе отчет, что ты теряешь из-за сокращения доходов. Если речь идет о том, что откладывается поездка в отпуск или покупка мебели, наверно, это можно пережить. 

Для предпринимателей же это время колоссальных возможностей. Сейчас можно отобрать у конкурентов взять лучших людей занять место в тех нишах, которые ранее были переполнены. Сейчас, например, самое время строить, потому что дешевле стали все издержки.

Publicēts lapā: 14.02.2009